» » Социальные страхи населения сквозь призму медиа

Социальные страхи населения сквозь призму медиа

4-05-2017, 13:03

Социальные страхи населения сквозь призму медиаВ каждом человеке живут две противоположности: с одной стороны – это открытые или тайные страхи, с другой – тяга ощутить эмоции от переживания страшных событий и, возможно, желание взять верх над своими страхами. На эту особенность человеческой психики направлены тревожные телесюжеты, газетные заголовки и баннеры интернет и телепространства.

Аварии, стихийные бедствия, катастрофы, теракты, убийства, политические и гражданские конфликты и другие чрезвычайные события всегда были приоритетными новостями в журналистике. Для стороннего неукраинского наблюдателя Украина, казалось бы, не имеет широко фона для тревожности в виде прямой угрозы террористических актов, как в России и США или разрушительных стихийных бедствий, как в юго-восточной Азии. Однако страхи все же есть. Иногда – свои, особые, а чаще – подобные страхам народов других стран. Попробуем выделить основные социальные страхи украинского общества, которые находят свое отражение в СМИ.

Страхи политические


Политический фон – наиболее благоприятный для использования мотивов страха и тревоги в СМИ. Прежде всего, это касается телевидения, причем, не только авторских проектов, документальных фильмов и аналитических передач, но и ежедневных выпусков новостей, в которых традиционно первым потоком идут сюжеты о политических конфликтах.

По мнению некоторых исследователей, одним из важнейших страхов есть страх перед властью. Он был одним из самых устойчивых политических страхов украинского общества 90-х и начала 2000-х годов, особенно в разгар «дела Гонгадзе» и акций «Украина без Кучмы», «Восстань, Украина», когда журналисты преднамеренно или невольно создавали образ страшной всесильной власти. Черновол, Гонгадзе, Александров... Замалчивание или оправдание произвола действующей власти подконтрольными телеканалами не уменьшали чувство тревоги, а скорее наоборот.
Также в современном украинском медийном пространстве является популярным культивирование страха перед политическими кризисами, гражданским противостоянием и угрозой общественному строю. В этом контексте ярким в истории независимой Украины примером является Оранжевая революция.

К политическим социальным страхам также можно отнести и страх перед внешним врагом, который традиционно связан с образом России в западной Украине и образом США и НАТО в восточной Украине и Крыму.

Страхи катастрофические


Аварии, стихийные бедствия, чрезвычайные и экстремальные ситуации – темы, которые постоянно соревнуются с политическими за первенство в информационных потоках и обычно побеждают.

Так, мотивы страха и тревоги перед катастрофами, которые имеют военный фактор, в целом сегодня являются одними из наиболее распространенных в информационном пространстве. Яркий пример – взрывы складов с боеприпасами вблизи с. Лозовая под Харьковом. Тогда телеканал «Интер» в «Итогах недели» показал в диаграмме карту Украины, где красными треугольниками были обозначены взрывоопасные склады, они были разбросаны по всей территории Украины. Комментарий ведущего о том, что любой из этих составов может взорваться ежесекундно, завершился ярким эффектом: все треугольники взорвались, превратив карту Украины в сплошные взрывы…

Извечный человеческий страх перед слепой стихией природы также активно используется авторами сообщений и репортажей об очередном стихийном бедствии, причем порой совершенно безосновательно. К примеру, украинские телеканалы подавали детальные картины разрушений от урагана и наводнения в западной Украине в июле 2008 г., сопровождая это тревожными сообщениями вроде «В Львове снова объявлено штормовое предупреждение» или «На Закарпатье ожидается новое подтопления жилых районов».

К категории катастрофических страхов можно отнести и страхи экологические: часто безосновательные, но не менее впечатляющие. Так за последние годы в украинских СМИ неоднократно появлялись сообщения, более похожие на слухи об аварии на Хмельницкой и Ровенской АЭС. Ни одно из них так и не подтвердилось, однако вспышка общей тревоги была ощутима, особенно среди людей старшего возраста, которые хорошо помнят, как успокаивала население советская власть во время Чернобыльской катастрофы.

Страхи эпидемические также имеют место в информационном пространстве Украины, правда, в значительно меньшей степени, чем в 90-х годах прошлого века. Традиционными угрозами, о которых время от времени появляется информация в СМИ, являются ВИЧ/СПИД, туберкулез, рост числа онкологических заболеваний. Однако пристальное внимание ведущих телеканалов привлекают обычно экзотические эпидемии.

Страхи экономические


Социальным основанием для использования тревожных методов в СМИ перед экономическими проблемами являются тревожное предчувствие за будущее своих детей, страх перед инфляцией, ростом цен и коммунальных услуг, сокращением на работе, разочарование в социальных гарантиях. И хотя украинское общество постепенно забывает страхи первой половины 90-х, когда страной ходил призрак голода, мотивы экономических страхов и тревог в журналистских материалах и сегодня способны влиять на поведение людей. Например, снижение курса доллара к гривне в феврале 2008 г., по свидетельству социологов, вызвало не ощущение стабильности за национальную валюту, а страх перед неизвестным финансовым обвалом.

Страхи уголовные


Материалы о серийных убийцах, насильниках, педофилах, каннибалах, содержащие видеоряды, предназначенные для криминалистов, психоаналитиков и психиатров, сегодня становятся достоянием широкой общественности. Яркий пример – цикл передач на канале НТН «Самые известные украинские маньяки». В сюжетах о преступлениях ведущий показывает крупным планом изуродованные тела жертв, подробно рассказывает, чем и как именно серийный убийца убивал их.

В отличие от художественных фильмов, где против патогенного влияния существует психологическая защита «экрана» («это всего лишь выдумка»), документальную криминологию можно считать одним из сильнейших методов, способных вызвать внезапный страх, шок, оцепенение и держать психологически уязвимых людей в перманентной тревоге. Большинство сюжетов этих передач строятся по методологии художественного фильма: тревожное музыкальное сопровождение, напряженные паузы, брызги крови в кадре, выпученные глаза, нож или другое орудие убийства, интрига и шокирующие откровения.

Страхи мистические


Популярная на Западе «культура страха», которая широко представлена в художественной литературе, киноискусстве, комиксах, компьютерных играх, не обошла и документальные журналистские жанры. Жуткие истории о демонах и призраках, которые вдохновляют писателей, режиссеров, сценаристов активно используются в таких серьезных и сложных жанрах как журналистское расследование.
На сегодняшний день лидерство в Украине уверенно держит канал СТБ. Ведьмы, призраки, вампиры, проклятия, лесная нечисть, инопланетные существа являются частыми «гостями» их эфирного пространства.

Насколько вредным может быть такое влияние – вопрос к психологам. Отметим лишь, что от патогенного воздействия художественного фильма зритель защищен осознанием «это всего лишь выдумка».

И напоследок…
В течение последнего десятилетия мы все больше наблюдаем усовершенствование журналистских форм и методов воздействия, которые пользуются страхами общества. Это заметно как на мировом, так и на украинском медиа-уровне. Но сейчас в Украине не существует ни одного нормативного документа, который бы предусматривал ответственность СМИ за нагнетание страхов в обществе. Существуют лишь общие положения, которые могут подвергаться произвольной трактовке.

Согласитесь, адекватно оценить угрозу, которая часто оказывается преувеличенной или вообще надуманной, раскрыть истинные причины происходящего – именно это является признаком профессиональной журналистики, независимо от ее деления на качественную и массовую.

Паламарчук Иринаскачать dle 11.0фильмы бесплатно
 

Рекомендуем к прочтению:
Интересное о разном: